В кабачке одноглазого гарри

Дворовая песня про трех ковбоев

Решил дать возможность тряхнуть стариной

Трое ковбоев
Ярко светит луна,
Схоронясь за листвою.
По дороге лесной
Скачут трое ковбоев.
Трое чёрных коней,
Три ножа, три нагана,
Трое верных друзей,
Три ковбоя усталых.

Вдруг вдали у реки,
Огоньки засверкали.
Это был кабачок
Одноглазого Гарри.
Трое слезли с коней,
Пояса подтянули.
И в раскрытую дверь
Трое разом шагнули.

Ярко свечи горят,
Виски льётся рекою.
За широким столом
Веселятся ковбои.
Вдруг вдали слышен шум,
Стук копыт, звон гитары.
И в раскрытую дверь
Громовые удары.

Входит шайка громил
Человек девятнадцать.
И ковбоям они
Предлагают убраться.
Но всё так же сидят
Три ковбоя, понуро,
Только руки тихонько
Потянулись к кобурам.

Трое верных друзей
Время зря не теряли.
Будто в тире они
По громилам стреляли.
Чей-то череп трещал,
Дребезжала гитара.
На дубовом полу
Двадцать трупов лежало.

Ярко светит луна,
Схоронясь за листвою.
По дороге лесной
Скачут двое ковбоев.
Двое чёрных коней
Два ножа, два нагана,
Двое верных друзей,
Два ковбоя усталых

Источник статьи: http://stihi.ru/2017/09/12/5021

Популярная дворовая песня СССР «Три ковбоя»

Добрый день, уважаемые читатели. Сегодня мы вновь перенесёмся с помощью нашей МАШИНЫ ВРЕМЕНИ в страну, которая называлась Союз Советских Социалистических Республик. И мы вновь будем вспоминать дворовые песни, которые многие из нас пели в те далёкие времена.

Где пели? Конечно же не в хоре. Эти песни мы пели в пионерских лагерях, в туристических походах у костра, пели их сидя вечером на лавочке во дворе своего дома. Пели до хрипоты юношескими ломающимися голосами.

Я помню, как открывались окна соседних домов, слышались женские крики, нас ругали, грозились вызвать милицию, и могли даже облить водой. Но процесс того стоил!

Мы уже вспоминали с Вами песню про Фантом и летчика Ли Си Цына. Вспоминали мы и популярную дворовую песню, которая называется «16 тонн». Для тех, кто не читал эти статьи, ниже я опубликовал ссылки на них.

А сегодня мы поговорим о замечательной песне, которая называется «Три ковбоя».

Помните ли Вы такую песню, уважаемые читатели? В интернете я нашел множество групп и певцов, которые исполняют эту песню сейчас или исполняли много лет назад

Как всегда, существует много вариантов песни. В разных городах, в разных дворах ее пели немного по-разному. Отличались слова, отличались куплеты, существуют даже разные названия у этой песни. Мелодия у песни тоже была разная.

Общим был сюжет — три смелых друга, три молодых ковбоя скачут на трех черных конях по ночной дороге. Три нагана, три ножа, три аркана и т.д. Они заходят в таверну(или кабачок), куда вскоре вваливается банда, человек девятнадцать (восемнадцать). Бандиты предлагают троим ковбоям убраться из таверны. Но смелые американские пастухи принимают бой. И вот они снова скачут по ночной дороге, но их теперь только двое.

Эту песню называют и «Три ковбоя», и «Кабачок одноглазого Гарри», и «Атаман». Мне ближе тот вариант песни, который поёт группа «Руки вверх». Ниже есть кнопочка, песню в их исполнении можно послушать.

Ну а если в вашем дворе или пионерском лагере эту песню не пели, то расскажите в комментариях о тех песнях, которые пели именно Вы.

Мы все вместе с удовольствием вспомним наше счастливое детство и молодость в Советском Союзе. Приятного Вам чтения и хорошего дня!

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/russian/populiarnaia-dvorovaia-pesnia-sssr-tri-kovboia-5c88daf62f663c00b3d86c14

В кабачке одноглазого гарри

ТРОЕ КОВБОЕВ

Ярко светит луна,
Схоронясь за листвою.
По дороге лесной
Едут трое ковбоев.
Трое верных друзей,
Три ножа, три нагана,
Трое черных коней,
Три старых аркана.

Вдруг вдали огонек,
Кони резво заржали.
Это был кабачок
Одноглазого Гарри.
Трое слезли с коней,
Пояса подтянули.
И в раскрытую дверь
Трое разом шагнули.

Ярко свечи горят,
Виски льется рекою.
За широким столом
Веселятся ковбои.
Вдруг вдали слышен шум,
Стук копыт, звон гитары.
И в раскрытую дверь
Громовые удары.

Входит шайка громил,
Человек девятнадцать.
И ковбоям они
Предлагают убраться.
Но все так же сидят
Три ковбоя, нахмурясь,
Только руки друзей
К кобурам потянулись.

Трое верных друзей
Время зря не теряли.
Будто в тире они
По громилам стреляли.
Чей-то череп трещал,
Дребезжала гитара.
На дубовом полу
Двадцать трупов лежало.

Ярко светит луна,
Хоронясь за листвою.
По дороге лесной
Едут двое ковбоев.
Двое верных друзей,
Два ножа, два нагана.
Двое черных коней
И два старых аркана.

Неизвестный источник. Этот же вариант под заглавием «В кабачке одноглазого Гарри» — Татьянин день. Новосибирск: Мангазея», 2004. (Хорошее настроение) — последняя строка первого куплета: «Три старинных аркана».

Еще одно заглавие — «Кабачок одноглазого Гарри».

1. Ковбои

Ярко светит луна, хоронясь за листвою.
По дороге ночной проскакали ковбои.
Трое черных коней, три ножа, три нагана,
Трое верных друзей, три лихих атамана.

Вдруг вдали огонек, кони быстро помчали,
Это был кабачок под названьем «Бенгали».
Трое слезли с коней и ремни подтянули,
И, поправив ножи, смело к двери шагнули.

Ярко свечи горят, виски льется рекою,
За дубовым столом пировали ковбои.
Трое верных друзей, три ножа, три нагана,
Трое верных друзей, три ковбоя усталых.

Вот послышался свист и напевы гитары,
И раздалися в дверь громовые удары.
Входит шайка парней, человек восемнадцать,
И ковбоям они предложили убраться.

Но, как прежде, сидят три ковбоя, нахмурясь,
Только руки слегка к кобурам потянулись.
Долго бой грохотал, долго пули свистели,
Девятнадцать парней на коней уж не сели.

Ярко светит луна, хоронясь за листвою,
По дороге ночной молча скачут ковбои.
Трое черных коней, два ножа, два нагана,
Двое славных парней, только нет атамана.

Атаман говорил, когда было их трое:
«Лучше смерть от ножа, чем позор для ковбоя».
И во веки веков, покоряясь завету,
Сотни юных парней помнят истину эту.

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. (Золотая коллекция).

2. Песня про ковбоев

Ярко светит луна,
Схоронясь за листвою.
По дороге в Техас
Скачут трое ковбоев.

Три усталых коня,
Три ножа, шесть наганов.
По дороге в Техас
Три ковбоя усталых.

Вдруг вдали огонек,
Кони резко заржали.
Это был кабачок
Одноглазого Гарри.

Ярко свечи горят,
Виски льются рекою.
За дубовым столом
Пировали ковбои.

Входит банда парней,
Человек девятнадцать.
И ковбоям они
Говорят «Убирайтесь!»

Но сидели ковбои
За круглым таганом,
Только руки слегка
Потянулись к наганам.

Чей-то череп трещал,
Чьи-то кости ломались,
На дубовом полу
Двадцать трупов валялись.

Ярко светит луна,
Схоронясь за листвою.
По дороге в Техас
Скачут двое ковбоев.

Только не было там
Самого Билли Сэма,
Он был старый дружок
Одного бизнесмена.

Два усталых коня,
Три ножа, шесть наганов.
А на третьем коне
Тело их атамана.

Откуда я выучила эту песню — не помню. Кажется, брат принес ее из школы.

Прислала журналистка Анна Баскакова 16 марта 2008 г.

3. Кабачок одноглазого Гарри

Версия Виктора Баранова и Артура Гладышева

Ярко светит луна, схоронясь за рекою.
По дороге степной проскакали ковбои.
А вдали огонек — кони быстро помчали.
Это был кабачок одноглазого Гарри.

Трое слезли с коней, сапоги подтянули,
И в дубовую дверь трое молча шагнули.
Ярко свечи горят, виски льется рекою,
За дубовым столом веселятся ковбои.

Вдруг послышался шум, стук копыт, звон гитары,
И в дубовую дверь громовые удары.
Входит шайка громил, человек восемнадцать,
И ковбоям троим предлагают убраться.

Но спокойно сидят три ковбоя усталых,
Руки медленно их потянулись к наганам.
Свист пронзительных пуль, стоны в нем потонули
И десяток громил двадцать ног протянули.

Ярко свечи горят, виски льется рекою,
За дубовым столом веселятся ковбои.
Ярко светит луна, схоронясь за рекою.
По дороге степной ускакали ковбои.

Ярко светит луна, схоронясь за рекою.
По дороге степной ускакали ковбои.

Расшифровка фонограммы Неуловимого Арчи (Артура Гладышева). CD Неуловимый Арчи «Квасная Америка», Московские окна ЛТД, 1997.

Источник статьи: http://a-pesni.org/dvor/3kovbojev.php

Ярко светит Луна. школоте не понять

День выдался ужасно тяжелым с так и непонятными результатами тягучих переговоров, хоть и схема отката была предельно конкретной. Владимир Сергеевич Бондарь устало смотрел на бесконечную московскую пробку сквозь капли тающего снега, медленно ползущие по задним стеклам персонального Ауди и мысленно проклинал кризис, борьбу с коррупцией, чиновников и даже президента. Работать становилось невыносимо, рушилась привычная формула бизнеса: занос-контракт-прибыль-откат. А тут еще водитель Толик, несмотря на неоднократные замечания, опять включил радио Шансон.

«Ярко светит луна, схоронясь за листвою,
По дороге степной проскакали ковбои…», — запел хриплый голос.

— Ну-ка сделай погромче, — неожиданно услышал шофер, — Кто это поет?

— Аркадий Северный, — отрапортовал удивленный Толик, прибавляя звук.

«Не так поет, совсем не так, да и текст путает» — раздраженно подумал Владимир Сергеевич, откинувшись на заднем сиденье и прикрывая глаза, — «Какая к черту листва в степи? По дороге лесной скачут трое ковбоев» — так пел студенческий друг Леха Перепелкин пронзительным дворовым голосом.

Но, несмотря на неточный текст и неуместный хрип исполнителя, эта песня унесла Владимира Сергеевича по волнам его памяти в московское лето Олимпиады 80. Они с Лехой тогда окончили первый курс Бауманского училища. Записались в стройотряд и хотели поехать куда-нибудь подальше за романтикой и возможностью заработать на фирменные джинсы «Монтана», которые можно было в прямом смысле поставить в угол.

Они тогда мечтали, как где-нибудь на БАМе закрутят любовь с симпатичными девчонками, потому как их малочисленные сокурсницы отличались не только целомудренным занудством, но и весьма посредственной внешностью.

Но, накануне распределения по стройотрядам, Леха огорошил предложением, от которого нельзя было отказаться:

— Вован, мои бабка и дед уезжают в санатории, сначала в Минводы, потом в Крым с 10 июля по 10 августа. Просят меня присмотреть за котом и квартирой.

— А как же романтика и деньги? – опешил Бондарь.

— У нас еще три лета каникул впереди. А тут хаза в самом центре наша и Олимпиаду посмотрим. Глупо было отказаться. В общем я остаюсь, ты со мной или за туманом и за запахом тайги?

— Я без тебя не поеду, — чуть вздохнул Вован и тут же добавил, — постой, а это не тот дед, чей портрет красуется на стенде знаменитых выпускников у ректората?

— Он самый, — улыбнулся Леха, — поэтому никаких проблем с распределением нас в Москву быть не должно.

И они направились не в объединённый штаб стройотрядов Бауманки, а прямиком к проректору, приятелю знаменитого деда Перепелкина, членкора и директора одного их ведущих НИИ. А после третьей пары им сообщили, что они остаются в Москве на строительстве нового учебного корпуса.

Вначале их распределили в бригаду каменщиков, где царила атмосфера дедовщины. Помимо черновой работы строители заставляли их бегать в магазин за сигаретами и выпивкой, накрывать на стол, мыть посуду и убирать бытовку. И через пару недель такого унижения Леха восстал. Он демонстративно отказался от роли мальчика на побегушках к общему изумлению работяг и бригадира. А после прилюдных угроз в свой адрес, он молча покинул стройку. Часа через два примчалось руководство и наехало на строителей за их методы работы со студентами. Разразился крупный скандал, в результате которого появился приказ о переводе Бондаря и Перепелкина на ремонт главного корпуса.

Так судьба их свела с маляром-штукатуром Люсей Шавенковой, которая, несмотря на юный возраст, имела 4-й разряд и такой же номер груди. Она же и была бригадиром в их малочисленной бригаде из трех человек. Люся приехала покорять Москву из небольшого провинциального городка на Волге, где закончила строительный техникум. По сравнению с блеклыми сокурсницами, она казалась Лехе и Вовану настоящей рыжеволосой фурией, несмотря на веснушки и отнюдь не хрупкую фигуру. А богатая грудь под комбинезоном оказывала на них гипнотические воздействие, как взгляд удава на кроликов.

Шавенкова не отвечала взаимностью на многочисленные знаки внимания со стороны своих подопечных студентов, храня верность танкисту Коле, которого проводила в армию и обещала дождаться. Вместе с тем она была доброй, хоть и требовательной, а работа у них спорилась под музыкальное сопровождение радиоприемника ВЭВ-202, который Вован притащил из дома.

Как только звучали лирические песни о срочной службе в армии, то Люся прекращала работать, просила сделать громче и, затаив дыхание, смотрела куда-то вдаль.

«Только две, только две зимы,
только две, только две весны,
ты в кино с другими не ходи…» , — жизнерадостно напутствовал её Богатиков.

— Как это? –уточнял Леха, — Значит, как он вернется из армии, то можно будет гулять с другими?

— Дурачок, — снисходительно улыбалась Люся, — это значит надо хранить ему верность.

И вот наступил день Х, ради которого Леха и Вован отказались от романтической поездки в стройотряд. В четверг 10 июля они отпросились с работы до обеда и рано утром встретились у номенклатурного дома на Таганке и еще раз причесавшись, робко позвонили в квартиру деда Лехи.

— Здравствуйте, проходите молодые люди, — открыла дверь бабка в большой белой шляпе и поцеловала внука, — опять курил? – недовольно поморщилась она.

— Привет, баб. Вот познакомься, это мой друг Владимир, почти круглый отличник, кандидат на повышенную стипендию, — зачем-то соврал Леха

— О, молодым дарованиям всегда рады, — появился поджарый дед, — Алексей Иванович, — представился он, крепко пожав руку Вовану.

— Значит так, — начала инструктаж бабка, — вот наша красавица Луиза, — она указала на огромную пушистую кошку с крайне недовольной приплюснутой рожей, — кормить её утром минтаем, а вечером говяжьей печенкой или почками. Вот адреса магазинов и имена продавцов, где мне всегда оставляют для Луизы продукты. На первое время еды я ей закупила, думаю на неделю хватит. Деньги на продукты и вам и ей оставила в ящике трельяжа. Песок для лотка менять по средам, а лучше два раза в неделю. Грязный выкидывайте в мусоропровод, а чистый можно набрать за домом, где куча для гололеда. Аккуратно гладьте её и расчесывайте ежедневно, чтобы не образовались колтуны, вот гребень. По пятницам будет приходить Аня убирать квартиру, Леша с ней знаком, ключи у неё есть. Но, прошу вас соблюдать порядок и тишину.

— Не волнуйся баб, все будет отлично, — чистосердечно обещал Леха.

— Мы постараемся, — скромно промямлил Вован, гладя ей в глаза.

— Да уж, не подведите, — назидательно ответила бабка и взяла кошку на руки.

— Ну с, молодые люди, а теперь мой черед. Прошу вас зайти в мой кабинет, — заговорчески сказал Алексей Иванович, увлекая их вглубь огромной квартиры.

— Что за мальчишество? Ну какие могут быть секреты от меня? – недовольно ворчала бака им вслед.

— Значит так, — закрыл дверь дед, — отдыхайте, но с умом, Алексей, не подведи меня. Надеюсь и на Ваше благоразумие, Владимир, — добавил он и посмотрел на него пронзительным не моргающим взглядом, от которого Вован даже передернулся…

— Ну вот, и Вы тута же, — засмеялся ученный, — это — искусственный глаз, настоящий я потерял на войне. Не пугайтесь, ради бога. А вот, молодые люди, вам от меня сюрприз, — открыл нижнюю дверь секретера дед и указал на картонный ящик, — это пиво в банках финское. Нам в институт привезли, поставки на Олимпиаду, ну я и решил вам прикупить, чтобы скрасить ваше пребывание здесь.

Леха с Вованом тогда еле дождались ухода деда с бабкой и, как только закрылась дверь, не сговариваясь рванули в кабинет дегустировать доселе невиданное пиво в красивых банках под названием Koff.

Вечером, сидя на кухне, они отмечали новоселье.
«Вдруг вдали огонёк,
Кони резво заржали.
Это был кабачок
Одноглазого Гарри.» — лихо пел Леха свою любимую песню.

— А как твой дед глаз потерял? – спросил кстати Вован.

— А фиг его знает, он не любит рассказывать про войну. Знаю только, что воевал всего три месяца, а потом ранение осколком в голову, глаза лишился, — пояснил Леха и продолжил:
«Трое слезли с коней,
Пояса подтянули.
И в раскрытую дверь
Трое разом шагнули.

Ярко свечи горят,
Виски льётся рекою.
За широким столом
Веселятся ковбои.»

— Вот сука, — неожиданно вскочил он, демонстрируя исцарапанную ногу, — я стучал ступней в такт, а эта кошачья падла на меня бросилась. Я щас…

С этого момента у Лехи с Луизой началась непримиримая война. Кошка в ответ получила удар исцарапанной ногой и лишилась ужина со словами «Фиг ей, а не минтай с печёнкой, пусть объедками нашими питается со стола, а её еду отнесем Люське, она нам троим обеды приготовит». В ответ Луиза начала гадить им в кроссовки и даже в постель, после чего неизменно получала пинки, но есть объедки категорически отказывалась, при этом громко мяукая по ночам. Наконец Леха начал запирать её в ванной, а чтобы не слышать её вопли включал душ. Кончилось тем, что кошку окончательно запирали там на весь день, пока они работали и включали горячую воду. Вечером ошалевшая Луиза выбегала из пара и продолжала пакостить. И через пару недель она сдалась. К радости Лехи кошка вдруг стала тихой и зашуганной, пряталась по углам и считала за счастье, если ей обломятся очистки от сосисок.

Как-то придя на работу, они застали свою бригадиршу с красными глазами.

— Что случилось, Люся? – спросил тут же Вован?

— Кто тебя обидел? – подбежал к ней Леха.

— Чего пристали как банные листы? — раздраженно рявкнула Люся, — почему раствор еще не готов? Долго прохлаждаться будете?

И работа закипела. По радио шла программа по заявкам, где какой-то отличник боевой подготовки просил передать для своей девушки песню. И как только зазвучали слова:
«Побудь недотрогой всего лишь два года
Всего лишь два года меня подожди….»

Люся буквально зарыдала. Выяснилось, что её танкист Коля написал ей, мол встретил другую, меня не жди. Вован тут же помчался в магазин за водкой, а Леха остался утешать бригадиршу. Когда Бондарь вернулся, то c удивлением увидел, как они сидят в обнимку, расстроенная Шавенкова тихонько плачет, а довольный Перепелкин нежно гладит её, в том числе касаясь груди.

После того, как выпили почти всю бутылку водки, диспозиция кардинальным образом поменялась. Теперь Вован утешал Люсю, а Леха пронзительно цеплял её за самую душу, казалось бы, наивной песней про ковбоев:
«Вдруг вдали слышен шум,
Стук копыт, звон гитары
И в раскрытую дверь
Громовые удары.

Входит шайка громил —
Человек девятнадцать.
И ковбоям они предлагают убраться.
Но всё так же сидят
Три ковбоя, нахмурясь,
Только руки друзей
К кобурам потянулись.»

— Вот так и у нас однажды было с Колей, — всхлипывала Люся, — мы с ним тогда зашли в кафе «Чайка» в Заводском районе, вдруг шобла местных. Меня бы не тронули, а вот на Колю тут же поперли. Драка началась, стол опрокинули, стул поломали. Хорошо, что официантки ментов вызвали, нас с ним тогда тоже повязали. До утра держали, чтобы на выходе заводские не покалечили, мать потом чуть меня не убила.

И она снова зарыдала навзрыд. Теперь уже Леха и Вован утешали её с двух сторон, по-братски поделив две её груди.

На следующей день Шавенкова была немногословная и очень хмурая, прятала глаза, отвечала неохотно и односложно. Было понятно, что она стыдится вчерашнего поведения. Ситуация разрешилась неожиданным образом. К ним в кабинет, где они делали ремонт, зашел прораб и мрачно сказал:

— Слышали, Высоцкий умер? Голос Америки сообщил…. Говорят.

Это был шок. Они тогда начали буквально насиловать приемник ВЭФ, пытаясь найти подтверждение этой ужасной новости на коротких волнах, но ничего так и не смогли услышать.

— Если по нашим каналам молчат, то скорей всего это не так, — выдвигала свои предположения Люся.

— Ну да, конечно, — ехидничал Леха, — кто осмелится портить Олимпиаду? Похоронят тихо, как алкаша какого-нибудь…

— Надо вечером забежать к театру на Таганке, нам все равно по дороге домой, может там какое объявление? – предложил Вован другу.

— А можно и мне с вами? – неожиданно попросилась Люся.

Вечером после работы, подойдя к театру, они увидели целую гору цветов и все стало понятно без слов. Милиционер их не пустил без букета, а на вопрос: «когда похороны?», предложил следить за официальными новостями…

В этот вечер Люся пришла с ними в квартиру деда Лехи, где они проживали. С интересом осматривая хоромы, она вдруг заметила Луизу в углу:
— Ой какая странная кошка, — удивилась она, — первый раз такую вижу. Мордочка смешная, приплющенная как будто. Иди ко мне, кис, кис — позвала ее Люся, протянув руки.

Но, пришибленная Луиза без звука отскочила в сторону и быстро спряталась под диван.

— Не обращай внимание, — пояснил Леха, — это порода такая. Перс. Они пугливые от природы и очень неприхотливые.

— Ну что, помянем Владимир Семеновича? – предложил Вован и выпили за Великого артиста без закуси. Люся тут же по-хозяйски начала готовить ужин на номенклатурной кухне.

— Как будем её делить? – спросил Бондарь, когда они уединились в кабинете деда и неспешно цедили, как сейчас говорят, аперитив из запасов членкора.

— А зачем нам её делить, брат? – подмигнул Перепелкин, — я сомневаюсь, что нас двоих ей будет достаточно для оргазма. Самое главное, чтобы дала, а дальше доверься мне.

«Трое верных друзей
Время зря не теряли.
Будто в тире они
По громилам стреляли.
Чей-то череп трещал,
Дребезжала гитара.
На дубовом полу
Двадцать трупов лежало…»

— А это тоже песня Высоцкого? – наивно спросила Люся.

— Конечно, — убедительно врал Леха, — он был настоящий мужик, который прожил жизнь ярко, как метеор. На одном дыхании, но успел все познать. Это ханжество — придерживаться норм морального кодекса строителя коммунизма, а в старости кусать себе локти от упущенных возможностей. Так давайте выпьем за нас, за троих верных друзей, как в этой песне. Давайте любить и уважать друг друга до конца, как это делал Высоцкий, а не как какой-нибудь предатель танкист.

И Люся буквально бросилась ему на шею….

Вован, стоя в одиночестве на балконе, курил Мальборо со жвачкой во рту, которые неожиданным образом появились в продаже, и наблюдал, как непрерывным потоком уже ночью люди шли к театру на Таганке с цветами. «Вот что значит народный артист по сути, а не по званию» — думал он, как вдруг резко очнулся от удара по спине.

— Не спи рыбак, проспишь путину! – радостно лыбился Леха, — все в порядке, она мне дала. Сейчас я её отправил в душ. Значит слушай, как она выйдет, быстро сам обмойся, а потом потихоньку открывай дверь в спальню и к нам в кровать. Понял?

-И че, она согласна? – удивился Вован.

— Делай, как сказал. – скомандовал Перепелкин, и со славами «мне пора» нырнул в спальню, куда буквально через несколько секунд грациозно прошлепала голая Люся, безуспешно пытаясь прикрыться полотенцем.

С рекордом армейских нормативов Бондарь скинул с себя одежду и вскочил в ванну, ощущая ступнями тепло после Люси. Быстро помывшись, осторожно ступая, он тихонько открыл дверь спальни.

В эту ночь Луна светила ярко. Быстро привыкая к полумраку, глаза стали выявлять сначала силуэты, а потом и детали… Леха Лежал на спине, одной рукой придерживал голову Люси, которая делала ему минет, а второй аккуратно зазывал присоединиться. Но больше всего Вована возбудила задница Шавенковой. Такая белая, кверху на согнутых ногах и шевелится промежностью. Не в силах сдерживаться Бондарь подкрался к ней и ухватился за ягодицы, пытаясь их зафиксировать для дальнейшего соития. Но, неожиданно для студентов, тело бригадирши подскочило, попутно свалив одного на пол и отвесив оплеуху второму, и удалилось прочь из спальни.

— Че за фигня, Перепелкин, ты же обнадежил? — вскочил с пола Вован, пытаясь избавиться от неуместной болезненной эрекции.

— Сам в шоке, — откровенно отвечал Леха, держась рукой за обожжённую ударом щеку, — но еще не вечер, как пел Высоцкий. Раз входная дверь не хлопнула, пошли дожимать.

Бригадирша сидела голая за столом кухни и плакала. Было понятно, что она только что жахнула еще грамм 100, как минимум…

— Люсь, ну ты чего? – начал заходы Леха, — Мы же хотели, как лучше. Мы оба тебя любим, но и не хотим сорится из-за тебя. Как нам быть? Высоцкий тоже дружбу на любовь не разменивал.

— Ну что в этом плохого? – продолжил Вован, — Или ты хочешь, чтобы мы устроили турнир, и кто-то кого-то убил? Ты готова расчленить труп, а потом его частями прятать по Москве?

— Дураки, — пьяно отвечала Шавенкова, — я сама не знаю кого из вас больше люблю. Но, я вам что, проститутка какая-то, чтобы с двумя сразу? Не могу я так. Давайте хоть по очереди…. Только вы заранее определитесь кто из вас будет мне официальным мужем?

И они зажили шведской семьей. Люся не всегда оставалась у них ночевать, но готовить обеды стала регулярно. А однажды устроила такую генеральную уборку квартиры, что уборщица Аня была в шоке от сияния и чистоты.

Смотрели репортаж закрытия Олимпийских игр, талисман Мишка улетел на шариках под песню Лещенко, зрители плакали. Украдкой смахивала слезу и сентиментальная Люся. Неожиданно кто-то позвонил в дверь.

— Ну, наконец-то нашел тебя, — сказал прораб Люсе и вручил ей телеграмму, — мама твоя умерла.

Сборы были наспех, все деньги что оставались у Вована и Лехи, они отдали ей на похороны. Люся была в растерянности, она спрашивала совета как быть с домом, огородом и младшей сестрой? Ни Бондарь, ни Перепелкин не знали ответы и не были готовы поехать вместе с ней, взвалив на себя эти проблемы.

Прибывшие из отпуска дед и бабка Лехи были приятно удивлены сияющей чистотой и порядком. Они с радостью ели макароны по-флотски, которые приготовили им студенты. Похудевшая кошка скромно сидела в углу.

— Луизочка моя, иди ко мне, — позвала её бабка, — как ты тут, моя девочка без меня, никто тебя не обижал?

Но кошка не сдвинулась места. И лишь Леха бросил ей макаронину, как она радостно перехватила её на лету и быстро проглотила, почти не разжевывая.
Бабка в шоке подскочила к ней, схватила на руки и зашипела:
— Вон из моего дома, фашисты…

Они пришли на работу, в недоделанный кабинет, где стояли козлы, ведра, носилки, какие-то мастерки и косынка Люси. Выпили.
«Ярко светит луна,
Схоронясь за листвою.
По дороге ночной
Едут двое ковбоев.
Двое верных друзей,
Два ножа, два нагана,
Двое чёрных коней
Только нет атамана.»
____________________________________

— Владимир Сергеевич, Вам понравилась эта песня? – допытывался водитель, — У меня целая кассета есть Аркадия Северного.
— Нет, мне нравится другой исполнитель.
— А кто, если не секрет, может я смогу достать? – не унимался угодливый Толик.
— Не сможешь, его уже нет, к сожалению.

Источник статьи: http://proza.ru/2017/08/11/1293

Читайте также:  Как замариновать кабачок перед жаркой
Овощи с грядки